Право

ВС объяснил, когда долг становится обогащением

ВС объяснил, когда долг становится обогащением Баскакова Анна Автор статьи Юрист сайта Правовед.RU

Все помнят начало прекрасной сказки о золотой рыбке. При ее прочтении, конечно же, не задаешься вопросом: «А стоило ли оформлять рыбке желания старика документально, например договором дарения?» Даже не задумываешься о том, стоит ли расценивать такие благодарности как неосновательное обогащение. Наконец-то настал тот момент, когда сказку о рыбаке и рыбке можно проанализировать с юридической точки зрения. Ну что же давайте начнем.

«Жил старик со своею старухой У самого синего моря; Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года. Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу. Раз он в море закинул невод — Пришёл невод с одною тиной. Он в другой раз закинул невод — Пришёл невод с травой морскою. В третий раз закинул он невод — Пришёл невод с одною рыбкой, С не простою рыбкой – золотою»

А.С. Пушкин. Сказка о рыбаке и рыбке.

Для наглядности представьте себя рыбкой! Конечно не простой – а золотой. Разумеется, вам не жалко подарков для добрых людей, но иногда, если ваши щедрые действия не закреплены документально, такие подарки можно вернуть одним взмахом хвоста.

Итак, в сказке золотая рыбка через посредника (старика) осуществила передачу иному лицу (старухе) следующих материальных ценностей: новое корыто, избу, терем, дорогую душегрейку, жемчуга, золотые перстни и пр.

Данные вещи – ни что иное, как повод для признания неосновательным обогащением.

Под понятием «неосновательное обогащение» принимается чужое имущество, включая деньги, иные блага, которые лицо приобрело (сберегло) за счет другого, без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой.

Вы мне возразите и скажите, что был факт сделки, рыбак же исполнил просьбу золотой рыбки – отпустил в синее море. Такое соглашение сторон должно быть оформлено должным образом, например, договорным обязательством, перепиской по электронной почте или иным формам, установленными ст. 434 ГК РФ, для доказательства сделки.

Условия возникновения неосновательного обогащения

Неосновательное обогащение возникает при одновременном наличии следующих условий, согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ:

  1. Лицо приобрело или сберегло имущество без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Неосновательно приобретенным имуществом считается, если отсутствовали основания на момент его получения, например, когда оно было получено по договору, который не заключен. Сбережение возникает, когда основания приобретения имущества имелись, но затем отпали, а имущество не возвращено. Примером ситуации может являться невозвращенный аванс по договору, который был расторгнут.
  2. Обогащение произошло за счет иного лица. Данное лицо считается потерпевшим, поскольку оно лишается денег, иного имущества без встречного предоставления.

Золотая рыбка исполняла желания старика после того, как он ее отпустил в синее море, совершенно безвозмездно по своей доброте душевной.

Если немного отойти от сути сказки и представить ситуацию в современных условиях, то для описания неосновательного обогащения прекрасно подойдет следующий пример: ООО «РЫБКА» перечислило на счет ООО «СТАРУХА» некую сумму денег по ошибке. Скажем, работающий в ООО «РЫБКА» бухгалтер замечталась об отпуске на море или вечернем походе в кино и перепутала реквизиты двух организаций.

Стоит отметить, что никаких договоров или иных обязательств между организациями не имелось. Соответственно, ООО «СТАРУХА», с точки зрения действующего законодательства, обогатилось совершенно неправомерно и, погрустив, должно данные средства ООО «РЫБКА» вернуть.

Как совершить взыскание неосновательного обогащения и какой порядок действий

Александр Сергеевич Пушкин не раскрывает юридический аспект возврата неосновательного обогащения, заключив процедуру в несколько строчек:

«…Ничего не сказала рыбка, Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море»

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море.»

На деле же неосновательное обогащение по общему правилу возвращается в том же виде, в котором было получено: вещи — вещами, деньги — деньгами. Удивительно, но при сложившейся сказочной ситуации, сейчас где-то на дне морском красуется изба, плавают жемчуга и даже золотые перстни.

Для требований о возврате неосновательного обогащения в суде рекомендую соблюсти претензионный порядок, хотя для требования о возврате имущества в натуре претензия не является обязательной, согласно ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

Сделайте это как минимум для того, чтобы избежать лишних судебных тяжб. Стоит отметить, что форма такого требования является свободной.

Составление искового заявления о возврате неосновательного обогащения

При составлении искового заявления нужно точно сформулировать свои требования к данному лицу. Прежде всего нужно указать какое имущество вы требуется вернуть обратно и каким образом оно поступило в пользование ответчика.

Если это вещь — нужно указать ее особенности. Например, если это корыто, то указать размер и материал, если изба – ее площадь, кадастровый номер, ну а если же это золотые перстни, то обязательно указать пробу, размер и количество карат в бриллиантах.

Если вдруг Золотая рыбка перечислила бы денежные средства старухе на счет, то сначала нужно было бы рассчитать размер денежных средств, которые требуется вернуть.

В отличие от претензии, иск должен быть составлен в соответствии с требованиями к его форме и содержанию, согласно ст. 125 АПК РФ или ст. 131 ГПК РФ). К иску необходимо приложить документы, указанные в ст. 126 АПК РФ или ст. 132 ГПК РФ. Также в иске должны быть ссылки на нормативные правовые акты, куда же без них.

Важно знать, что одновременно с возвратом неосновательного обогащения можно потребовать:

  1. Возврат дохода, который имущество приносило приобретателю. Например, если бы корыто старуха использовала в целях извлечения прибыли в предпринимательской деятельности, то такие доходы можно также потребовать вернуть обратно.
  2. Возврат дохода, который приобретатель не извлек из имущества, но мог и должен был это сделать, учитывая п. 1 ст. 1107 ГК РФ. Например, будучи царицей, старуха вполне могла бы сдать свою жилую площадь по договору найма и получать от этого прибыль.
  3. Возмещение убытков, если имущество повреждено или частично утрачено. Например, когда красные сапожки, направленные старухе, расклеились.

Чтобы подать иск не нужно сидеть в море тридцать лет и три года. Период исковой давности составляет всего три года. Если этот срок истек, а ответчик вспомнит об этом и заявит в суде, волшебство закончится и суд откажет в удовлетворении вашего иска, так как срок возврата суммы уже прошёл, согласно п. п. 1, 2 ст. 199 ГК РФ.

Все ли можно вернуть или нет?

Из каждого правила есть исключения. Согласно ст.

1109 ГК РФ, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, деньги, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Также не возвращаются некоторые виды платежей: зарплата и приравненные к ней платежи, пенсия, пособия, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты, иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию.

Важно, что иск будет удовлетворен судом только в том случае, если будет доказано, что переплата произошла в результате счетной ошибки или что гражданин действовал недобросовестно.

Резюме:

  1. Не отчаивайтесь, если вы ошибочно перечислили денежные средства не тому лицу.

  2. В случае отказа вернуть неосновательное обогащение обращайтесь в суд с возложением обязанности на ответчика компенсировать вам судебные расходы.

  3. Не ждите тридцать лет и три года – обращайтесь за взысканием в пределах срока исковой давности.

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

ВС объяснил, когда долг становится обогащением Людмила Разумова Редактор Практикующий юрист с 2006 года

Вс объяснил, когда долг становится обогащением — новости право.ру

Женщина взяла у знакомой деньги и обязалась их вернуть за пять лет. Письменное соглашение стороны не составили. Они обо всём договорились устно. Единственным свидетельством их отношений была короткая расписка. Кредитору вернули только часть денег, а остальные пришлось возвращать в судебном порядке. Истцу со своими немногочисленными доказательствами в суде пришлось сложно.

Зачастую физические лица при передаче денег пренебрегают требованиями к их оформлению, говорит Станислав Петров из Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право
: «Будь то займы, оказание услуг или что-либо иное». А когда возникают споры между гражданами в таких случаях, то основной проблемой становится доказательственная база, добавляет эксперт. С этой сложностью столкнулась и Анна Галкина*, распространявшая в Уфе продукцию международной холдинговой компании Zepter, которая специализируется на производстве потребительских товаров для здоровья и красоты. В 2013 году она решила привлечь к работе свою знакомую – Ольгу Шиткину*, которой одолжила 189 161 руб. на закупку продукции иностранной фирмы. Стороны устно договорились, что должник будет в течение пяти лет возвращать эти деньги кредитору и выплатит еще 10% от всей суммы.

Проблемы с возвратом денег

До 2015 года Шиткина исправно перечисляла средства Галкиной. В общей сложности она вернула знакомой 86 150 руб., о чём стороны сделали краткую расписку. В документе указали лишь размер этой суммы и остаток задолженности.

Остальные деньги кредитору пришлось возвращать в судебном порядке. Сначала она попыталась взыскать их как долг по договору займа. Но суд, изучив расписку, отказал истцу.

В обоснование такого решения сослались на то, что эта бумага не подтверждает наличие заёмных отношений между оппонентами (дело № 33-3209/2018). 

Тогда Галкина обратилась с иском о взыскании неосновательного обогащения с Шиткиной.

Первая инстанция отказалась удовлетворять это требование, подчеркнув, что подобная  расписка не доказывает факт каких-либо договорных отношений между участниками спора. Но апелляция отменила акт нижестоящей инстанции.

Верховный суд Республики Башкортостан постановил взыскать с ответчика остаток от изначальной суммы, которую истец ей передала, – 103 011 руб. 

Апелляция сослалась на то, что во время заседания должник устно подтвердила факт получения денег от заявителя в 2013 году.

Кроме того, Шиткина не отрицала, что подписала спорную расписку (дело № 33-20166/2018).

Верховный суд РФ признал такое решение законным и подчеркнул, что второй иск Галкиной имел другие правовые основания по сравнению с первым, поэтому её действия полностью обоснованные (дело № 49-КП9-36). 

Читайте также:  ВС решал, можно ли вернуть проданную за долги квартиру

Эксперты «Право.ru»: «Вывод судов спорный»

ВС правильно учёл все обстоятельства в спорной ситуации, уверен Станислав Петров из Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право
: «И объяснения ответчика о целях получения денег, и все действия сторон по их возврату». В таких делах никогда не бывает, что все действия и намерения сторон нашли своё документальное подтверждение, объясняет юрист. 

При решении проблемы предмета иска, что же требовать: возвратить долг или взыскивать неосновательное обогащение, решающим фактором является истинное намерение стороны при передаче денег. Двигаться нужно от противного: если это не заём (нет суммы, срока возврата и ставки по процентам) и нет встречного предоставления (товара или услуги), следовательно, это неосновательное обогащение.  

Станислав Петров, ЮФ «Инфралекс»

Управляющий партнёр Федеральный рейтинг.
Александр Надмитов добавляет, что взыскание долга по займу без оформленного соглашения возможно, когда у сторон есть документы, которые подтверждают наличие договорных отношений: «Если их нет, то необходимо заявлять требование о взыскании неосновательного обогащения». А вот Кирилл Коршунов из Федеральный рейтинг.

группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Рынки капиталов группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market)
считает вывод судов спорным. Если следовать такой логике суда, то банк, пытаясь вернуть себе деньги, выданные по целевому кредиту, тоже должен взыскивать не задолженность по кредиту, а неосновательное обогащение, приводит аналогию эксперт: «Тут ситуация такая же. Суд признал, что деньги выдавались на определённые цели, ответчик обязался их вернуть, но не вернул». По его мнению, неосновательное обогащение можно было бы признать, если бы истец по ошибке передал ответчику больше денег, чем положено: «Но тут совершенно другой случай. Есть соглашение, которое одна сторона не исполнила. Это типичный договорный иск». 

В этом определении меня настораживает, как один суд перепрыгнул через решение другого. Один суд отказал во взыскании денег по расписке, а другой их взыскал. Верховный суд объяснил это различием в основаниях иска. На мой взгляд, тут нет различия в основаниях иска, поскольку факты, положенные в основу двух исков, насколько я понял, были одинаковые.

Кирилл Коршунов, юрист АБ «Линия права»

Совет по составлению документов

Оформление любых отношений должно требовать заключения договора, говорит Алина Хамматова из Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал 3место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10место По выручке 24место По количеству юристов Профайл компании
: «В том числе согласование условий о процентах, неустойке, сроке возврата и прочее». 

Помимо перечисленного необходимо правильно оформить передачу средств, предупреждает эксперт: «Если деньги передаются наличными, то необходимо получить собственноручную расписку от должника с указанием идентифицирующих данных (Ф.И.О., дата рождения, паспортные сведения). Если в безналичной форме, то надо перечислить основания передачи средств (реквизиты договора)».

* – имена и фамилии изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ
  • Гражданский процесс

Вс напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащении

Суд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

По мнению одного из адвокатов, Верховный Суд обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет; цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. По мнению второго, сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

Верховный Суд опубликовал Определение № 21-КГ20-9-К5, в котором обратил внимание нижестоящих судов на правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

16 сентября 2016 г. Людмила Семёнова со своей банковской карты перевела на карту Заиры Кумаловой деньги в размере 55 тыс. руб. Почти три года спустя, 8 июля 2019 г. она обратилась в Нальчикский городской суд с иском к Кумаловой о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что ошибочно перевела деньги.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что Людмила Семёнова не доказала возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Первая инстанция указала, что с момента перечисления спорной суммы до подачи иска в суд прошло более двух лет, в течение которых истица никаких мер по возврату денег не принимала.

Кроме того, при осуществлении платежа требуется совершить ряд действий, в том числе подтвердить операцию по перечислению денежных средств.

Так как апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, Людмила Семёнова обратилась в Верховный Суд, который постановил вернуть дело на новое апелляционное рассмотрение.

Изучив материалы дела, ВС сослался на ст.

1102 ГК РФ, согласно которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, указанных в ст. 1109 ГК.

Правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Кроме того, п. 4 ст.

1109 ГК установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

«Из приведенных норм материального права следует, что приобретенное за счет другого лица без каких-либо на то оснований имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату, в том числе когда такое обогащение является результатом поведения самого потерпевшего», – подчеркивается в определении. ВС также указал, что в соответствии с ч. 1 ст.

56 ГПК обязанность доказать факт получения ответчиком денег или имущества за счет истца должна быть возложена на истца, а обязанность доказать наличие обстоятельств, в силу которых неосновательное обогащение не подлежит возврату, либо то, что денежные средства или иное имущество получены обоснованно и неосновательным обогащением не являются, должна быть возложена на ответчика.

Между тем, обратил внимание Суд, первая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, по утверждению истца, ошибочно, переложил обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца.

При этом суд не дал оценки доводам Людмилы Семёновой о принятых ею мерах по установлению лица, которому ошибочно переведены деньги, в том числе предъявлению иска по месту жительства истца с целью установления фактического адреса ответчика.

Адвокат КА г.

Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина отметила, что в условиях все большего использования безналичных переводов денежных средств в быту – при оплате различного рода услуг, финансовой помощи родным и близким, благотворительности и т.п.

, когда перевод возможно осуществить, зная только номер мобильного телефона, – очень часто возникают ситуации ошибочных переводов. «Вернуть деньги затруднительно, поскольку для этого необходимо выяснить данные лица, которому были переведены деньги.

А поскольку эти данные составляют банковскую тайну и защищаются законодательством РФ о персональных данных, то получить их очень сложно. Вполне возможно, что для этого может потребоваться и год, и два, ведь закон требует указание в иске данных ответчика, от чего зависит и правильная подсудность», – заметила она.

По мнению Натальи Кузьминой, Верховный Суд абсолютно обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства о неосновательном обогащении, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет, цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. При этом, указала адвокат, сам факт того, что с момента перевода денег до подачи иска в суд прошло более двух лет, не может служить основанием для отказа в иске.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Град» Вера Тихонова отметила, что о распределении бремени доказывания по спорам о неосновательном обогащении указано в Определении Верховного Суда от 26 ноября 2013 г. № 56-КГ13-9, позиция в котором совпадает с позицией по данному делу.

«Исходя из судебных актов можно прийти к выводу, что истцом денежные средства были перечислены ошибочно, стороны между собой не знакомы (ответчик не утверждал обратное).

Установить информацию об адресе получателя денежных средств истец самостоятельно не мог, соответственно, без полных данных невозможно было решить вопрос с возвратом в досудебном порядке. О том, что истцу не был известен получатель, также свидетельствует факт подачи иска по адресу истца.

С учетом указанных обстоятельств можно сделать вывод, что суды нижестоящих инстанций неправомерно отказали в возврате неосновательного обогащения, тем самым лишив истца возможности получения денежных средств», – указала Вера Тихонова.

По ее мнению, ссылка судов на то, что истец является недобросовестным, поскольку иск заявлен по истечении двух лет, несостоятельна.

«Сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

В ином случае не имел бы юридического значения установленный срок исковой давности», – заключила адвокат.

Читайте также:  Спор с соседом по поводу забора.Что делать?

Марина Нагорная

Вс разъяснил особенности доказывания в деле о взыскании неосновательного обогащения

Верховный Суд опубликовал Определение № 44-КГ21-14-К7 от 19 октября, в котором разъяснил правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

Суды посчитали перевод средств неосновательным обогащением

С июня по декабрь 2017 г. Евгений Лось перечислял со своих банковских карт денежные средства Любови Захожей.

Позднее мужчина обратился в суд с иском к женщине, указав, что между ними был заключен договор займа, в связи с чем он и перечислил в указанный период сумму около 133 тыс. руб., однако долг Любовь Захожая не возвратила.

Полагая данную сумму неосновательным обогащением, Евгений Лось просил суд взыскать ее, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 11 тыс. руб.

В свою очередь Любовь Захожая, не оспаривая факт получения денежных средств, указала, что истец являлся бывшим работодателем ее бывшего супруга Олега Дурбайло, заработной платой которого и являлись все перечисленные денежные средства. Она пояснила, что денежные средства Евгений Лось переводил на ее карту по устной договоренности с ее бывшим мужем в счет погашения задолженности последнего по алиментам.

Решением Краснокамского городского суда Пермского края от 8 сентября 2020 г. исковые требования удовлетворены частично: взысканы неосновательное обогащение в размере 119 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами – 10 тыс. руб., а также расходы на уплату государственной пошлины; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Суд проанализировал соглашение об уплате алиментов от 12 апреля 2017 г., из которого следует, что Олег Дурбайло имеет обязательство перед Любовью Захожей по уплате средств на содержание их ребенка и обязуется их выплачивать.

По условиям соглашения алименты могут быть уплачены путем безналичного перевода на карту или счет либо путем передачи наличных денежных средств; денежные средства также могут быть перечислены Евгением Лосем как работодателем Олега Дурбайло.

При этом в документе отмечалось, что любые платежи, поступившие от Евгения Лося, признаются платежами Олега Дурбайло в счет исполнения обязанности по уплате алиментов.

Установив получение Любовью Захожей от Евгения Лося денежных средств на общую сумму 119 тыс. руб., суд исходил из того, что между сторонами отсутствуют какие-либо гражданско-правовые отношения, а также безусловные доказательства перечисления указанной суммы на банковский счет ответчика.

По мнению суда, указание ответчика на перечисление денежных средств во исполнение алиментного соглашения не свидетельствует о том, что истец изначально имел намерение безосновательно перечислять ответчику денежные средства.

Суд обратил внимание, что Евгений Лось стороной данного соглашения не является, соглашение об уплате алиментов им не подписано.

21 декабря 2020 г.

Пермский краевой суд апелляционным определением отменил решение первой инстанции в части взыскания с Любови Захожей процентов за пользование чужими денежными средствами, в этой части постановлено новое решение, которым в удовлетворении данных исковых требований отказано; решение суда также изменено в части снижения размера взысканной госпошлины. Седьмой кассационный суд общей юрисдикции также согласился с взысканием неосновательного обогащения с Любови Захожей в размере 119 тыс. руб.

Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение

КС не усомнился в действующем порядке начисления процентов на сумму неосновательного обогащенияСуд заключил, что обязанность определять момент начала начисления процентов за пользование чужими деньгами, отталкиваясь от того, когда стало или должно было стать известно о неосновательности получения средств, не нарушает конституционных прав заявителя

Любовь Захожая обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев ее, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Исходя из этого, заметил Суд, для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: наличие обогащения; обогащение за счет другого лица; отсутствие правового основания для такого обогащения. Он обратил внимание, что юридическое значение для квалификации отношений, возникших из неосновательного обогащения, имеет не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого.

Верховный Суд указал, что в соответствии с особенностью предмета доказывания по делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения (сбережения) ответчиком имущества за счет истца и отсутствие правовых оснований для такого обогащения, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения (сбережения) такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату. При этом согласно ч. 1 ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд же определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, тем самым формируя по нему предмет и распределяя бремя доказывания.

ВС подчеркнул, что в рассматриваемом случае для правильного разрешения спора суду следовало установить, существовали ли между сторонами какие-либо отношения или обязательства, знал ли истец о том, что денежные средства им передаются в отсутствие каких-либо обязательств в случае, если их наличие не установлено. Кроме того, необходимо было установить, доказано ли ответчиком наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных ст. 1109 ГК РФ обстоятельств, в силу которых эти денежные суммы не подлежат возврату.

ВС разъяснил, являются ли денежные средства, внесенные одним бывшим супругом на счет другого, неосновательным обогащениемКак указано в определении, денежные средства не подлежат возврату, если установлено, что они передавались лицом в отсутствие какого-либо обязательства – то есть безвозмездно и без встречного предоставления

Обращаясь к ч. 1 ст. 196 ГПК РФ, ВС отметил, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

ВС обратил внимание на то, что в апелляционной и кассационной жалобах Любовь Захожая ссылалась на то, что судом не был вынесен на обсуждение сторон как юридически значимый вопрос о квалификации возникших между ними правоотношений, притом что истец ссылался на наличие заемных правоотношений, а ответчик – алиментных обязательств. Кроме того, ответчик также обращала внимание на то, что суд неправомерно возложил на нее обязанность по доказыванию правомерности получения денежных средств.

Также ВС принял во внимание пояснение ответчика о том, что в действиях истца усматриваются признаки недобросовестности, поскольку обращение в суд с иском имело место на фоне конфликта Евгения Лося с Олегом Дурбайло как работодателя и работника. В нарушение положений ст. 67, 198 и 329 ГПК изложенные обстоятельства не были предметом исследования и оценки судебных инстанций.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам ВС посчитала, что имеющиеся судебные акты вынесены с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, вследствие чего отменила их, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокаты оценили выводы Верховного Суда

ВС напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащенииСуд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

Адвокат МКА «ГРАД» Александр Базыкин отметил, что определение отражает подходы, которые сложились при рассмотрении подобных споров: «Нам приходилось на практике сталкиваться с такими случаями, и результат был таким же: истец должен доказать, что не злоупотребляет правами».

Он указал, что сложность участия в таких спорах выражается в том, что довольно трудно установить реальную суть отношений сторон.

«Это как раз тот случай, когда в подавляющем большинстве случаев обе стороны пытаются придумать версию, которая соответствовала бы их интересам.

В рассматриваемом случае у нас нет доступа ко всем материалам дела, в связи с чем сложно говорить о том, насколько указанное решение соответствует фактическим обстоятельствам дела», – пояснил адвокат.

На практике переводы по банковским картам осуществляются по любым основаниям без указания какого-то конкретного назначения, заметил эксперт.

Он предположил, что в данном случае была такая же ситуация, поскольку между участвующими в правоотношениях лицами существовали доверительные отношения. «Именно чрезмерное доверие приводит впоследствии к сложным спорам в судах.

Почему так происходит? Кто-то не уделяет должного внимания правовой составляющей назначения платежа, кто-то пытается “оптимизировать” налоговое бремя, кто-то вообще не знает, что нужно указывать назначение платежа.

В рассматриваемом случае, возможно, были некие трудовые отношения, которые не были оформлены надлежащим образом, в связи с чем приходилось прибегать к таким схемам расчетов, а возможно, был и заем исходя из неких доверительных отношений», – разъяснил Александр Базыкин.

Адвокат КА г.

Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина указала, что отмена Верховным Судом судебных постановлений нижестоящих инстанций по рассматриваемому делу обусловлена прежде всего тем, что при наличии в материалах дела такого доказательства, как алиментное соглашение, нижестоящими судами не было установлено, действительно ли между сторонами существовали какие-либо обязательства и договоренности, что имеет большое значение для правильного рассмотрения дела.

Наталья Кузьмина полагает, что периодичный характер переводов истца ответчице, само алиментное соглашение, установленный в нем ежемесячный размер алиментов, а также наличие между истцом и бывшим мужем ответчицы трудовых отношений указывают на то, что денежные средства, возможно, переводились действительно на содержание ребенка. При этом адвокат обратила внимание, что указанные обстоятельства, безусловно, подлежат подробному исследованию и установлению в целях недопущения злоупотреблений.

Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина подчеркнула, что в настоящее время суды стали более тщательно исследовать фактуру, а не формально ссылаться на ст. 161, 166 ГК РФ, взыскивая средства как неосновательное обогащение. «Тенденция плачевная, учитывая, что использование онлайн-переводов в настоящее время только увеличивается.

Да, безусловно, оплата куртки на рынке переводом на карту продавцу действительно нарушает законодательство, однако когда покупатель выходит в суд иском о взыскании этой суммы как неосновательного обогащения, имея на руках эту куртку, ситуация выходит в плоскость морально-этическую, недобросовестную и сама по себе угрожает основам правопорядка», – прокомментировала адвокат.

В данной ситуации, предположила Татьяна Сустина, действия правоприменителей должны быть направлены на легитимизацию имеющихся фактических отношений, а не на формализацию, поскольку зачастую в подобных спорах все обстоятельства легко устанавливаются. «Надеюсь, что определение ВС создаст положительную динамику в развитии института неосновательного обогащения и его инструменты не смогут применяться сторонами для решения межличностных и корпоративных конфликтов», – заключила адвокат.

Читайте также:  Налоговый вычет по процентам по ипотеке в 2023 году: как получить, список документов, пример расчета

Неосновательное обогащение: судебное толкование

Внимание! При использовании материалов с сайта ссылка на источник www.garant.ru обязательна

Обязательствам вследствие неосновательного обогащения посвящена отдельная глава Гражданского кодекса Российской Федерации ( ГК РФ).

Согласно статье 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Таким образом, под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества за счет другого лица (обогащение) без каких-либо правовых оснований на это. В свою очередь в постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2004 г. N А33-8425/03-С2-Ф02-298/04-С2 разъяснены условия неосновательного обогащения:

  • происходит приобретение или сбережение имущества в смысле увеличения стоимости собственного имущества приобретателя, присоединения к нему новых ценностей или сохранения имущества, которое по установленным законом основаниям должно было выйти из состава его имущества (так раскрывается смысл обогащения);
  • отсутствие правовых оснований для получения спорного имущества;
  • приобретение или сбережение имущества за счет другого лица.

В каждом из условий фигурирует термин «имущество», который законодательно нигде не раскрывается. По смыслу статьи 128 ГК РФ под имуществом можно понимать и вещи, и имущественные права, и ценные бумаги, и деньги, и другие объекты гражданского оборота, которые можно каким-либо образом передавать или отчуждать.

Однако в информационном письме Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24 сентября 2002 г.

N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» выражено мнение суда по поводу определения понятия «имущество»: «К объектам гражданских прав в соответствии со статьей 128 ГК РФ относятся вещи, иное имущество (товар), в том числе имущественные права.

Понятие «имущество» является собирательным. Имущественные права как объект гражданских прав обладают определенными особенностями, которые должны учитываться сторонами при совершении сделок. Они не являются товаром в том смысле, который придает этому понятию Кодекс».

Как уже отмечалось, неосновательное обогащение имеет место при отсутствии у приобретателя правовых оснований на чужое имущество. Определение правовых оснований раскрыто в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 января 2000 г.

N Ф04/229-741/А27-99, где говорится, что для применения статьи 1102 ГК РФ необходимо наличие объективного результата: факт неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания. «Под правовыми основаниями следует понимать разного рода юридические факты, дающие субъекту основание на получение имущественного права.

Перечень юридических фактов, перечисляющих основания возникновения гражданских прав и обязанностей, предусмотрен статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В соответствии со статьей 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

  • из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
  • из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
  • из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  • в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
  • в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
  • вследствие причинения вреда другому лицу;
  • вследствие неосновательного обогащения;
  • вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
  • вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

При детальном рассмотрении условия «приобретения или сбережения имущества за счет другого лица» возникает вопрос: что же понимать под сбережением? В постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 апреля 2005 г.

N Ф03-А04/04-1/4559 содержится определение сбережения имущества за счет другого лица.

«Сбережение имущества означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты другому лицу положенного вознаграждения».

Таким образом, при наличии всех перечисленных условий приобретатель обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Роман Ларионов,юрисконсульт компании «Гарант»

Новая позиция Верховного Суда Российской Федерации упростила процесс доказывания в заемных отношениях. — «Косолапов, Гончаров, Бондаренко и партнеры»

В данной статье мы рассмотрим подходы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Для начала немного теории.

В силу статьи 807Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 810Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно статье 60Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, исходя из совокупности вышеприведенных норм, расписка или иной документ, удостоверяющий передачу займодавцем определенной суммы, например, платежное поручение, является допустимым доказательством, подтверждающим реальность договора займа.

Однако не так все просто.

Приведем пример. Кредитор обращается в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований должника. Его требования вытекают из неисполненного обязательства должника по уплате заемного обязательства.

Кредитор является физическое лицо, счетов в банке не имеет и в качестве подтверждения заключенного договора займа, приобщает к требованию договор займа, а так же расписку в получении должником денежных средств.

 

Поскольку производство по делам о несостоятельности подчиняется общим положениям Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации, на него распространяются и общие принципы, в том числе и принцип допустимости доказательств. Однако специфика банкротства, вытекающая специального законодательства, ставит под сомнение возможность свободного применения этого принципа.

Это и продемонстрировал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 года «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Так, в пункте 26 вышеуказанного Постановления суд указал, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

То есть, ВАС РФ даже при наличии письменных доказательств существования долга (расписки, квитанции к приходному кассовому ордеру) посчитал необходимым устанавливать благосостояние кредитора.

Но ведь не всегда займодавец может доказать этот факт, а порой это и просто противоречит его интересам. Парадокс.

Главное, что письменное доказательство передачи денежных средств имеется, договор займа считается заключенным с момента передачи денег, а где их взял займодавец и куда в последующем их потратил заемщик, по мнению автора статьи, правового значения не имеет!

Высказанная ВАС РФ позиция ставила в тупик практикующих юристов, но еще больше она озадачивала кредиторов, которым по непонятным для них причинам, суд, ставя под сомнение реальность займа, отказывал во включении в реестр требований кредиторов.

Примером может послужить Постановление от 28 октября 2014 г. по делу N А65-29257/2013 арбитражного суда Поволжского округа, Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А29-3229/2012 арбитражного суда Волго-Вятского округа, Постановление от 12 января 2015 г. по делу N А74-5056/2013 арбитражного суда Восточно – Сибирского округа.

А теперь приведем точку зрения Верховного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Суть спора.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании долга по договору займа. Ответчик иск не признал, сославшись на безденежность договора займа. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Отменяя решение суда и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции указал на то, что истцом не представлено доказательств наличия у него денежных средств в столь значительном размере.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление апелляционной инстанции и указала, что вывод суда апелляционной инстанции о безденежности договора займа, заключенного между сторонами, основан исключительно на объяснениях самого ответчика, факт заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда также не был установлен.

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (пункты 5 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств, по общему правилу, не имеет значения для разрешения гражданско-правовых споров.

Таким образом, что можно подчерпнуть из вышесказанного? Если Вы или Ваш клиент не может объяснить происхождение своих денежных средств (избегая налогов, получил по сомнительным сделкам), то свои права в суде проще защищать, используя практику ВС РФ.