Право

Гражданская коллегия ВС рассказала, как жить

Как правильно купить машину с пробегом, чтобы ее не лишиться, как заплатить общий кредит супругам после развода и как оформить в наследство участок, выданный во времена СССР на непонятном праве — разъяснила в 2019 году гражданская коллегия Верховного суда.

1. Стоп-машина.

Если вы покупаете машину с пробегом – надо тщательно ее проверить. Может быть, ее приобрели в кредит, и она до сих пор в залоге у банка. Правда, залог может прекратиться, если покупатель не мог знать про обременения. Что это значит – можно понять на примере судебной практики.

До Верховного суда дошел спор одного из покупателей с банком, который требовал забрать авто и продать за долги.  Краснодарский краевой суд защитил клиента, ведь организация не доказала, что новый владелец знал о залоге.

К тому же, покупатель без проблем оформил машину на себя в ГИБДД и получил оригинал ПТС, обратила внимание апелляция.

Верховный суд оказался иного мнения. Он указал, что покупатель должен был проверить машину на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты www.reestr-zalogov.

ru Значит, суд обязан был выяснить, была ли на этом сайте информация о залоге, когда ответчик покупал машину с пробегом.

Из этого можно сделать вывод, был ли покупатель добросовестным и проявил ли должную осмотрительность при сделке.

Сайт работает не всегда, но есть возможность получить выписку из этого реестра у нотариуса.

Гражданская коллегия ВС рассказала, как жить

2. Половина половины кредита.

Верховный суд объяснил, как правильно погашать общий кредит, если супруги разошлись. ВС разобрал дело мужа, который после развода продолжал перечислять деньги банку. Таким образом он погасил половину долга.

И, поскольку бывшая жена ничего не платила, решил отсудить половину от выплаченной половины. Краснодарский краевой суд ему в этом отказал. Он указал, что на каждого из супругов приходится 50% от общей суммы долга.

И поскольку экс-супруг погашал свою долю, ответчица ничего ему не должна.

Но это общий долг, возразил Верховный суд. По его мнению, нельзя сказать, что бывший муж погашал свою долю, потому что никаких долей и вовсе не устанавливалось. ВС сослался на п. 3 ст. 39 Семейного кодекса: заемщик по договору вправе требовать от бывшего супруга компенсировать половину затраченных средств. Таким образом, иск удовлетворили.  

3. Долги из рук в руки.

Долги граждан по кредитам можно передавать коллекторам лишь в том случае, если такое право есть у банка по договору. Судебная практика идет в этом русле, хотя иногда суды ошибаются. Так случилось в деле одной заемщицы, чей долг передали коллекторам без ее ведома и согласия.

В  договоре на этот счет ничего не было. Она обжаловала продажу долга, но Новосибирский областной суд встал на сторону коллекторов. Апелляция объяснила, что должнику неважно, кто именно выступает кредитором.

Кроме того, в кредитном договоре нет запрета передавать права третьим лицам.

ВС отменил это решение. Он указал, что в договоре, наоборот, должно быть разрешено передавать долг коллекторам. ВС подтвердил эту позицию ссылкой на п.

51 Постановления Пленума № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» от 11 июля 2012 года. Таким образом, заемщице удалось одержать верх над банком.

Тем не менее, в большинстве кредитных договоров обычно написано, что учреждение вправе продавать долги коллекторам – это одно из стандартных условий.

Гражданская коллегия ВС рассказала, как жить

4. В наследство — сад и огород.

Российским правоприменителям в от советского периода достались сложности в части земельного права.  Одна из них – вопрос наследования участка, который был представлен во времена СССР, но без указания, на каком праве он передается.

В такую ситуацию попала женщина, которая в 2015 году получила по завещанию участок, выделенный в 1991 году. Наследодатель получил его от исполкома сельсовета под огород.

При жизни он его в собственность не оформлял и правоустанавливающих документов не получал.

Это оказалось проблемой для наследницы, которой пришлось обращаться в суд. Две инстанции отказали в иске. Они решили, что в 1991 году участок передали лишь во временное пользование. Наследодатель не получил права постоянного бессрочного пользования или пожизненного наследуемого владения. А это значит, что землю нельзя унаследовать.

Верховный суд, наоборот, защитил истицу. Если нет информации, на каком праве передавался во владение участок, но закон не запрещает передавать его в частную собственность, значит, он считается переданным на праве собственности. Это следует из абз. 1 п. 9.1 ст. 3 закона о введении в действие Земельного кодекса.

Там указано: если земля предоставлена до 25 октября 2001 года для ведения огородничества или садоводства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, можно зарегистрировать право собственности на нее.

Исключение составляют случаи, когда в соответствии с федеральным законом такой участок не может предоставляться в частную собственность.

5. Незаметная смена условий договора.

Банки могут менять условия обслуживания и устанавливать новые комиссии, но для этого недостаточно установить в договоре, что изменения будут вывешены на сайте. Что еще нужно – рассказал Верховный суд в одном из дел.

Там клиент Совкомбанка оспаривал 20%-ную комиссию с подозрительных переводов клиенту от компании или ИП на сумму более 600 000 руб. Человек получил 1,2 млн руб. от фирмы с назначением платежа «Долги по зарплате и премии».

Банк вычел свой процент из этих денег, потому что счел перевод подозрительным.

Клиент хотел вернуть комиссию и обращал внимание судов, что в договоре нет такого условия. Банк считал, что изменил условия соглашения, но должен был об этом предупредить, чего не сделал. С этим согласился Верховный суд, который поддержал истца. Он подтвердил, что банки могут менять размер комиссий, но для этого надо получить согласие клиента на новые условия. А здесь его не было.

Евгения Ефименко

Источник:  https://pravo.ru/story/216067/?desc_chrono_4_1=

Кого призывают и не призывают на войну из запаса в России — Толк 24.02.2022

Гражданская коллегия ВС рассказала, как жить

Армия. Призыв Анна Меньшикова

  • В случае если президент России принимает решение, мобилизации подлежат мужчины до 50-60 лет в зависимости от звания, с которым они ушли в запас

24 февраля Россия начала военную операцию в Украине. Жители страны, обеспокоенные возможными масштабами действий, переживают, будут ли призывать мужчин из запаса, кто это может сделать и на кого распространяется мобилизация. Это отражают и поисковые запросы. «Толк» разбирался, что по этому поводу говорит законодательство.

1

Этот вопрос регулирует закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в РФ». Согласно ему, мобилизацию военных, в том числе из запаса, объявляет президент – главнокомандующий России.

«В случаях агрессии против Российской Федерации или непосредственной угрозы агрессии, возникновения вооруженных конфликтов, направленных против Российской Федерации, [президент] объявляет общую или частичную мобилизацию с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе».

2

«Призыву на военную службу по мобилизации подлежат граждане, пребывающие в запасе, не имеющие права на отсрочку от призыва на военную службу по мобилизации».

В запасе по возрасту (по максимальному разряду) находятся:

  • Солдаты, матросы, сержанты, старшины, прапорщики и мичманы – до 50 лет.
  • Младший, старший лейтенанты, лейтенант, капитан-лейтенант – до 55 лет.
  • Все старшие и высшие офицеры – до 60 лет.

3

Призыву не подлежат:

  • те, у кого есть бронь,
  • у кого неснятая или непогашенная судимость за тяжкое преступление,
  • кто признан временно не годным к военной службе по состоянию здоровья – на срок до полугода,
  • официально ухаживающие за родителями, супругом, родными братом или сестрой, дедушками/бабушками или усыновителем, если они нуждаются в таком уходе, согласно заключению медэкспертизы или если они инвалиды первой группы;
  • те, у кого на иждивении четыре и более детей младше 16 лет, или те, кто воспитывает детей без матери;
  • те, у кого беременная жена со сроком не менее 22 недель.

Военнослужащие-женщины, имеющие детей до 16 лет или беременные (срок – не менее 22 недель), могут досрочно уволиться с военной службы.

4

«Бронирование граждан, пребывающих в запасе, проводится в целях обеспечения на период мобилизации и на военное время деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций», – говорится в законе.

Бронируются не все военнообязанные и не на всех предприятиях — список должностей и компаний утверждает специальная Межведомственная комиссия по бронированию граждан ВС РФ и местные власти, пишет сайт Института профессионального кадровика.

Согласно презентации ЗАТО Александровск, бронированию не подлежат:

  • те, кто находится в запасе первые пять лет после прохождения службы в армии,
  • те, кто не был в армии по призыву по какой-то причине и кого зачислили в запас при достижении 27 лет,
  • водители транспортных средств, предназначенных для поставки в Вооруженные силы,
  • те, кто находится в запасе для формирования спецподразделений.

19 февраля, 9:19

В 2020 году из-за пандемии коронавируса минобороны перенесло летние военные сборы для студентов, которые обычно проводят в июне-августе, на июль-октябрь 2020 года, а в отдельных вузах – на 2021 год

Пораженчество и право — МК

Со словосочетанием «пораженческие настроения» я столкнулся в возрасте 19 лет, служа в Военной коллегии Верховного Суда СССР.

Читайте также:  Получение свидетельства о расторжении брака после решения суда в 2023 году

Помимо судебной деятельности в качестве суда первой инстанции, кассационного и надзорного производства коллегия активно занималась вопросами реабилитации ранее осужденных лиц — и в том числе осужденных во время Великой Отечественной войны.

Тогда появилась узаконенная судебная практика за публичное высказывание в любой форме мнений об ошибках командования Красной Армии в ведении военных действий, ведущих к поражению СССР в войне.

Под это можно было подвести любую критику советского военного и гражданского руководства. «СМЕРШ» собирал всё в этом плане произнесенное среди определенного круга лиц — и тем более написанное. Письма с фронта вскрывались и прочитывались.

Я тогда, перечитывая приговоры военных трибуналов, как будущий юрист-правовед был поражен «трибунальным вандализмом», приговаривавшим военкоров и боевых офицеров лишь за то, что они в своем кругу вслух переживали ежедневные отступления, нелепые потери личного состава и т.п.

При этом переход на сторону врага даже не обсуждался. Из известных людей так 10 лет лишения свободы получил адресат писем капитана А.И.Солженицына. Самому дали меньше — 8 лет. Наиболее часто страдали военные корреспонденты. Всех реабилитировали либо прижизненно, либо посмертно.

Важно всегда помнить, что контрпродуктивно пытаться оценивать т.н. уголовное право с этических позиций и религиозных догматов, тем более во время объявленных действующей властью войн, когда, по известному замечанию философа Эсхила, «на войне правда — это первая жертва» (2,5 тыс. лет назад сказано).

Известные правоведы начала ХХ века С.А.Муромчев и Н.М.

Коркунов утверждали, что любой закон вообще не есть право как «предмет высшей философии», и тем более отказывали в существовании уголовному праву, когда уместнее только понятие «уголовное законодательство», формирующее «составы преступления» по признаку социальной целесообразности.

Можно привести и массу имен современных ученых, предостерегающих от любого синтеза права и закона и поиска в законах признаков духовной нравственности: «Преступление есть форма социального зла, и применительно к юридической оценке преступления противопоставление категорий «зло» и «добро», «справедливость» и «несправедливость» малопродуктивны» (профессора Ромашов и Пеньковский).

Это надо непременно учитывать тем, кто стоит на якобы нравственных пацифистских позициях и возмущается даже угрозой применения к ним принудительных мер, ограничивающих их гражданские свободы самовыражения, и мер уголовной ответственности в случаях, когда это самовыражение содержит состав преступления. Настроения, мнения и суждения государственная власть начинает жестко оценивать, как правило, в чрезвычайных ситуациях, всегда сопутствующих боевым действиям армии или силовых структур в определенный период времени, и только тогда, когда они приняли форму действенного поведения. Это эпизод политической жизни власти и граждан. Он эмоционально неприятен и раздражителен. Неблагоприятный психологический эффект может быть минимизирован, если власть и граждане находятся в одном нравственно-духовном пространстве, что невозможно в светском либерально-демократическом государстве. Известно, что для любой демократии важнее гражданственность, а не человечность. Гражданственность бездуховна и уж точно богопустынна. Когда государство требует проявлений человечности по отношению к другим людям, требует самоограничить свои права — это вызывает резкий протест, куда умещаются и «пораженческие настроения».

Тема пораженцев впервые стала осмысляться на серьезном научном уровне по итогам гибели Российской империи и Первой мировой войны. Вот только вывод от одного из живых свидетелей: «Вина лежит не на одних только крайних революционно-социалистических течениях. Эти течения лишь закончили разложение Русской армии и Русского государства.

Но начали это разложение более умеренные либеральные течения. Все мы к этому приложили руку. Нельзя было расшатывать исторические основы Русского государства во время страшной мировой войны, нельзя было отравлять вооруженный народ подозрением, что власть изменяет ему и предает его. Это было безумие, подрывавшее возможность вести войну» (Н.А.

Бердяев, «Судьба России»).

Сталин опасности беспочвенного либерализма учел, со свойственной коммунистической идеологии бесчеловечностью задавив репрессиями всё и вся, что могло сомневаться в непогрешимости советской власти.

Отсюда и вандализм судов и трибуналов в отношении сомневающихся и тем более инакомыслящих. Инакомыслие преследовалось и в послесталинском СССР, но уже только в случаях публичного оформления. Так появлялись т.н.

узники совести — субъекты заботы правозащитных организаций.

Заметим, что ценности гражданского общества — чисто социального и точно бездуховного содержания, и религиозная совесть здесь ни при чем. Добросовестность в юридической теории и практике — это только требование не к людям, а к абстрактным субъектам права знать о чужих правах или долженствование этого знания.

Когда инакомыслие не хочет знать даже о единственном ценном предмете гражданского общества — правах (в данном случае — жителей Новороссии) на достойную жизнь, свободное развитие, мысли и слова, здоровье и т.п. (см.

соответствующие статьи Конституции РФ и такие же — Конституции Украины), то это инакомыслие недобросовестно, и как следствие ему не гарантируется защита от государства; более того, оно противоречит общественной нравственности, и по этой причине, а также в «интересах обеспечения обороны страны и безопасности государства» носитель инакомыслия может быть ограничен в своих правах и свободах (ст. 55 Конституции РФ). Правда, для реального ограничения требуется принятие федерального закона. До этого, согласитесь, дело еще не дошло. Обращения в Конституционный суд не запрещены, но ведь либеральная демократия желала и добилась т.н. правового государства (ст. 1 Конституции РФ), проигнорировав предупреждение русских непрозападных философов, что «вера в правовое государство — жалкая вера», и этим попала в паутину «законнического формализма», а «в самом зарождении демократии допускается ложь» (тот же Н.А.Бердяев, «Философия неравенства»).

Патриотизм в пропаганде не нуждается, если исходить из того, что в переводе с древнегреческого означает отчину и вотчину — слова, «соединенные единым смыслом, рожденные из одного корня — отечество» (напоминание начала ХХ века от политического деятеля П.Струве).

От Второй мировой войны помним лозунг: «Социалистическое отечество в опасности!» Русское — русский мир как духовно-культурный центр славянских и иных народов, проживающих в России, Украине, Белоруссии, — шире и глубже модели социализма, и он сейчас в опасности, и из этого исходят власть, воинство и народ-патриот.

Новороссия — это не просто территория как часть Российской империи, названная так при императрице Екатерине II и как бы отдельная от Малороссии. В названии заложен потаенный феномен российского будущего.

Соглашусь с высказыванием одного из случайно озвученных, не примелькавшихся в массовках политологов, что из ее недр начнется возрождение — духовное обновление граждан России, а не европейских «новых людей».

Там люди за тридцать лет гнета духофобии-русофобии стали сильнее нас, испорченных решением вопросов материального житейского попечения.

Не запутать бы их в послевоенное время, не инфицировать коррупцией и иными современными болезнями демократической России — вот задача Церкви и помогающего ей государства. Эту гражданскую по признакам, но религиозную по содержанию битву никак нельзя проиграть.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28753 от 30 марта 2022

Заголовок в газете: Пораженчество и право

Ребенок по расчету. Верховный суд разъяснил, как решать, с кем жить детям

Верховный суд РФ пересмотрел вердикт своих коллег по делу об определении места жительства четырехлетней девочки и дал важные разъяснения, какие обстоятельства надо учитывать в первую очередь, решая подобные споры.

Деление детей между родителями — один из самых болезненных и юридически сложных судебных процессов, даже несмотря на то, что рассматривают подобные дела наши суды очень часто. По закону, если взрослые не могут жить вместе и не в состоянии договориться, с кем из них останется ребенок, лишь суд имеет право решать, кому отдавать малыша.

Но, как показывает отечественная судебная практика, в подобных спорах зачастую даже люди в мантии не всегда могут вынести юридически выверенное решение по столь острому вопросу. Поэтому толкование законов Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ может оказаться полезным не только для самих судей, но и для граждан.

Итак, в районный суд обратился гражданин и попросил оставить его маленькую дочь жить с ним, а не с матерью. Как аргумент в свою пользу истец рассказал свою житейскую ситуацию. Пять лет он жил с женщиной, не регистрируя отношения.

У них за эти годы родилась дочь, которую прописали в его квартире. Когда родители расстались, девочка несколько месяцев в этой квартире жила. Потом мать забрала ребенка. Но истец настаивает, чтобы ребенок жил там, где прописан.

По мнению гражданина, девочке с отцом будет лучше. Так как у него стабильная работа и немалая зарплата. Мать же формально прописана в деревне, но там не живет, а обитает где-то в городе. Да и трудится она сутки через двое. Получает мало. А когда на дежурстве, за ребенком приглядывают чужие люди.

Опека отца поддержала и сказала, что у папы достойное жилье, а мать по месту регистрации не проживает. Против просьбы отца была лишь мама маленькой девочки. В итоге районный суд встал на сторону отца. Апелляция это решение не поменяла.

Даже люди в мантии не всегда могут вынести юридически выверенное решение по столь острому вопросу

Читайте также:  Устроиться на работу можно с просроченным паспортом

Мать вынуждена была дойти до Верховного суда РФ. Там возражения ответчицы перечитали, и Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что есть основания для отмены всех решений по этому делу, так как коллегия увидела в нем «существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами нижестоящих инстанций».

Вот как выглядели эти нарушения по мнению Верховного суда РФ.

Мать действительно прописана в деревне и там не живет. Но она, расставшись с отцом девочки, официально вышла замуж за другого и живет с мужем в его квартире, где есть все условия для нормальной жизни ребенка.

Это подтверждает заключение муниципалитета по месту жительства матери.

Райсуд, когда решал спор, где будет жить ребенок, исходил из заключения опеки по месту жительства отца и графика его работы. По мнению суда, у отца есть преимущество в жилищно-бытовых условиях. И апелляцию такое мнение устроило. Но — не Верховный суд.

Верховный суд сначала напомнил коллегам Конвенцию о правах ребенка. Там в статье 3 сказано, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимают их государственные или частные учреждения, суды или законодательные органы, первоочередное внимание уделяется обеспечению прав ребенка.

В нашем Семейном кодексе записано, что если родители не договорились о месте жительства ребенка, суд, решая этот вопрос, должен учитывать привязанность малыша к каждому из родителей, братьям или сестрам, личные качества папы и мамы, режим их работы и род деятельности.

По этому поводу прошло специальное заседание Пленума Верховного суда (N 10 от 27 мая 1998 года).

Там было сказано следующее — при раздельном проживании родителей (при этом не важно, состояли они в браке или нет), место жительства ребенка определяется только исходя из его интересов и с обязательным учетом его мнения. Важны нравственные качества окружающих взрослых, условия для жизни и воспитания ребенка.

Верховный суд подчеркнул — юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством считается выяснение вопроса, проживание с кем — с папой или мамой — будет наиболее полно соответствовать интересам маленького человека.

По закону (это Гражданский процессуальный кодекс, статьи 67, 71, 195-198) выводы суда о важных для дела фактах должны быть убедительными, со ссылками на правовые акты и не должны быть общими и абстрактными.

В нашем деле они оказались именно такими.

Вот что заметил в этом споре Верховный суд. Оба нижестоящих суда сказали, что рабочий график и зарплата отца «наиболее благоприятны для воспитания ребенка». При этом о зарплате отца в деле ни слова. Вопрос, может ли он содержать дочь, не исследовался.

Малолетнего ребенка нельзя разлучать с матерью, кроме «исключительных обстоятельств». Наш суд, решая, где жить девочке, «исключительного обстоятельства» не привел

Мать девочки на момент суда жила с мужем в его квартире. И там, судя по акту обследования, которое сделали работники муниципалитета, есть все условия для жизни и воспитания. Почему суд отдал преимущество отцовским условиям по квартире перед материнскими — непонятно.

  • Верховный суд подчеркнул — сам факт, что мать не живет по месту прописки в деревне, «не свидетельствует о ненадлежащем выполнении ответчиком своих родительских обязанностей».
  • В Конвенции о правах ребенка (статья 12) говорится, что ребенку, способному сформулировать свои взгляды, должно быть обеспечено право свободно их выражать по всем вопросам, которые его затрагивают.
  • Ребенку предоставляется возможность высказать мнение в ходе любого судебного или административного разбирательства, если речь идет о вопросах, затрагивающих его интересы.

То же самое говорится и в национальном законодательстве — Семейном кодексе РФ. Мнение ребенка, с кем он хочет жить, спрашивает опека, когда составляет акты обследования жилищных условий. Эти же вопросы вправе задавать учителя или воспитатели детских садов, социальные педагоги, инспекторы по делам несовершеннолетних.

В нашем случае суд опеке такие вопросы не задал. Как и не заинтересовался суд взаимоотношениями девочки с родителями, ее нравственным и психологическим развитием. В акте опеки по месту жительства отца ребенка сказано, что девочке лучше жить с отцом. Но это утверждение ничем не аргументировано.

Верховый суд процитировал Декларацию прав ребенка. В ней сказано, что малолетнего ребенка нельзя разлучать с матерью, кроме «исключительных обстоятельств». Наш суд, решая, где жить маленькой девочке, ни одного «исключительного обстоятельства» не привел.

  1. Дело Верховный суд велел пересмотреть заново.
  2.  Наталья Козлова
  3. Российская газета — Федеральный выпуск №7476 (13)

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

 Евгения Ефименко

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить.

Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье.

Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян.

Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик.

В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело  19-КГ17-10).

Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца.

А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей.

А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать.

Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб.

Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию.

Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб.

(в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело 

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной.

Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год).

Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций.

Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК).

Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы.

Читайте также:  Выписка несовершеннолетнего ребенка из квартиры: особенности и порядок процедуры

Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного праванациональной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно.

Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой.

Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения.

Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего.

Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков.

«Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры».

Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев.

Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

https://pravo.ru/review/view/142075/?cl=N

Жалоба без ошибок — Верховный суд ставит барьер от судебных ошибок и произвола

В Верховном суде РФ рассказали о поправках в процессуальное законодательство, результатом внедрения которых станет существенное повышение качества правосудия. Одновременно удастся свести к минимуму беззаконие, допускаемое порой на местах судьями, испытывающими на себе давление со стороны чиновников и силовиков.

Выступая 10 апреля на семинаре-совещании председателей советов судей субъектов России, глава ВС РФ Вячеслав Лебедев рассказал о принципиальной позиции высшей судебной инстанции страны относительно инициативы по созданию отдельных кассационных судов.

Главной целью проводимой ныне реформы является именно изменение системы рассмотрения кассационных жалоб.

Напомним суть идеи: сегодня жалобы на решения районных, городских и гарнизонных судов рассматривает вышестоящий региональный судебный орган, а апелляционные определения судов субъектов РФ изучает президиум этого же суда.

В связи с этим авторам жалоб сложно рассчитывать на то, что в ходе кассационного или апелляционного рассмотрения судья примет решение, отличное от мнения своего коллеги, с которым он трудится в одном городе, а порой и в одном здании. В особенности это чувствуется в регионах, отчего единственным независимым арбитром остаётся Верховный суд.

Сплошная проверка

Создание экстерриториальных кассационных и апелляционных судебных инстанций призвано в корне изменить сложившуюся ситуацию. Соответствующий законопроект был направлен на рассмотрение в Государственную Думу ещё в феврале.

В настоящее время в Верховном суде идёт работа над проектом закона о внесении изменений и дополнений в действующие кодексы судопроизводства.

Однако главная новость, о которой сообщили в ВС РФ, заключается в другом: по ходу работы стало понятно – обеспечить качественную проверку кассационных жалоб возможно только в условиях сплошного судопроизводства, а не выборочной кассации, как это принято сейчас.

Таким образом удастся устранить действующий ныне фильтр в виде единоличного решения судьи, от воли которого зависит, принимать кассационную жалобу к рассмотрению или же нет. Очевидно, что подобные коренные изменения в подходе к жалобам позволят гораздо лучше обеспечить права граждан на справедливое судебное разбирательство, также повысят эффективность работы кассационной и надзорной инстанций.

Как считает доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артём Осипов, инициатива Верховного суда имеет крайне важное значение.

О существовании «судейского фильтра» юристам давно известно и такое положение дел не раз подвергалось заслуженной критике.

В связи с этим некоторые уже поспешили назвать анонсированные перемены революционными, уточняя, что они наверняка помогут исправить немало судебных ошибок.

Пересмотру не подлежит?

«Всего в России в 2017 году только по основанию несправедливости назначенного наказания было отменено или изменено приговоров в отношении 2 тысяч 247 человек», — отмечает судья Верховного суда РФ в отставке Михаил Шалумов.

Одним из показательных примеров юристы называют дело экс-министра министра имущественных отношений Нижегородской области Александра Макарова.

Весной 2016 года Советский районный суд Нижнего Новгорода приговорил его к четырём с половиной годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной гражданской службе и в органах местного самоуправления сроком на два года.

По мнению суда, Макаров превысил свои должностные полномочия, подписав распоряжение о передаче частной компании в обход закона земельного участка.

При этом как следствие, так и суд проигнорировали обстоятельство, на которое указывали наблюдавшие за процессом юристы: факт превышения полномочий по сути доказан не был — в полномочия министра как раз входило подписание документов, тогда как их подготовку и проверку всех обстоятельств осуществляли подчинённые.

Установить факт заинтересованности Макарова и получение им каких-либо благ следователи также не смогли. В связи с этим привлечённые в качестве экспертов профессора Высшей школы экономики и МГУ Геннадий Есаков и Ирина Шиткина указали, что никаких нарушений Макаров не допустил, вследствие чего приговор суда подлежит отмене с прекращением уголовного дела в силу отсутствия состава преступления. Однако Нижегородский областной суд отклонил апелляцию Макарова на вынесенный приговор и отказал в рассмотрении кассационной жалобы. Теперь кассационная жалоба по делу Александра Макарова находится на рассмотрении в Верховном суде.

Судьи под присмотром

Не исключено, что данное дело может оказаться в центре внимания ещё и по другой причине. Как стало известно, гражданская коллегия ВС РФ вынесла целый ряд частных определений в отношении 18 судей, указав на допущенные ими факты игнорирования требований закона в ходе рассмотрения дел.

В частности, было установлено, что в Карелии судьи допустили беззаконие в отношении гражданина, у которого со счёта в банке списали 40 миллионов рублей. Произошло это благодаря судье горсуда Петрозаводска Ольге Витухиной, которая выдала исполнительный лист, не дожидаясь вступления решения в законную силу.

И хотя позже указанный гражданин выиграл процесс, деньги ему не вернули. При этом Верховный суд Карелии и квалификационная коллегия судей признавали действия Витухиной правомерными. Не повлияло на их позицию и мнение Верховного суда РФ, ранее уже указывавшего на нарушение прав истца.

На этот раз в ВС вновь отменили решение карельских судей, конкретно перечислив имена причастных к вынесению незаконного постановления и вынеся в их адрес частные определения.

Тамара Морщакова, советник председателя Конституционного суда РФ считает, что вынесение частных определений в адрес судей в большей степени популизм, от которого нет особого толка, кроме шума.

С другой стороны, здесь возникает вопрос: возможно ли в принципе привлекать судей к ответственности за выносимые ими решения, поскольку это нарушает положение, прямо прописанное в федеральном конституционном законе.

Ведь под угрозой привлечения к ответственности судьи будут только смотреть, чего от них хочет вышестоящая инстанция.

Тем не менее задачу по повышению качества оправления правосудия никто не отменял. И новые инициативы, как отмечают эксперты, указывают на стремление Верховного суда навести порядок в системе и сделать процесс судопроизводство скрупулёзно соответствующим требованиям закона и справедливости.

Александр Забейда, управляющий партнёр юридической фирмы «Забейда и партнёры»

— Я не сторонник закручивания гаек в судебной системе. Вынесение объективного и беспристрастного судебного решения всецело зависит от того, насколько сам судья чувствует себя защищенным.

В настоящее время сложилась такая ситуация, при которой отмена судебного решения может повлечь привлечение судьи к дисциплинарной ответственности, особенно если решение вынесено в пользу гражданина, а не государства. Эту практику нужно искоренять.

Однако же, это не должно отражаться на качестве правосудия, незаконные и несправедливые решения должны отменяться, и фильтр безусловно не должен быть выборочным. Надеюсь, позиция Верховного суда РФ по этому вопросу будет услышана законодателем.